Заключение. Специфика и универсализм курса Китая

Исторические материалы » Внешняя политика КНР (вторая половина ХХ века) » Заключение. Специфика и универсализм курса Китая

Многие черты современного международного курса Китая схожи с его внешнеэкономической политикой. Для последней характерны постоянная игра на противоречиях между конкурентами, рассредоточение зависимости от критически важных поставок (стратегического сырья, топлива, технологий) по максимально широкому кругу контрагентов. Международный курс КНР нередко отражает эту же логику, регулируя (повышая и понижая) уровень и плотность связей с отдельными зарубежными государствами, финансовыми организациями, ориентируясь на высокую диверсификацию внешнеполитических отношений и т.д.

В ходе недавнего кризиса оказалось, что современная ситуация в мировом хозяйстве, по-видимому, более благоприятна для тех стран, которые, обладая крупными внутренними рынками, проводят выраженную протекционистскую политику (Китай, Индия). В то же время низкие темпы роста в Западной Европе и стагнация в Японии значительно сузили возможности ускорения роста и ликвидации последствий кризиса за счет преимущественной ориентации на эти внешние рынки. Все эти обстоятельства еще более повышают привлекательность сотрудничества с КНР.

Подчеркнем, что анализ содержания и результатов внешнеэкономической политики КНР в минувшие двадцать лет показывает неадекватность трактовки достижений Китая исключительно в терминах «реформы», «интеграция в мировое хозяйство» и «либерализация экономики». При сопоставлении реального содержания внешнеэкономической и хозяйственной политики КНР, с одной стороны, и, скажем, России - с другой, хорошо заметны принципиальные отличия, явно преобладающие над псевдообщностями вроде «открывающихся и реформирующихся КНР и РФ» и т.п. В отличие от «переходных» стран в КНР реформы и «открытая политика» не признаются главной целью национальной стратегии, а являются средством модернизации и развития производительных сил внутри страны, что, в частности, недвусмысленно выражено в идее «правильного сочетания» так называемых шести иероглифов: «развитие - цель, реформы - сила, стабильность - гарантия».

Китай в последние два десятилетия проводил ярко выраженную протекционистскую политику, ориентированную на создание комплексного и самодостаточного хозяйства. И в наши дни экономическая глобализация (цзинцзи цюаньцюхуа) обычно рассматривается китайскими международниками как нечто внешнее по отношению к Китаю, а также как явление, которое содержит одновременно вызовы (угрозы) и новые возможности для хозяйства. В связи с недавними кризисами в Азии и Латинской Америке в КНР все чаще акцентируют задачу защиты от неблагоприятных внешних воздействий и укрепления валютно-финансовой системы страны.

Аналогичным образом и международный курс Китая менее всего подвержен мотивам самоценности расширения связей с внешним миром, интеграции в «цивилизованное» сообщество и т. п. По существу, это оборонительная, консервативная, охранительная политика, вытекающая из объективных внутренних и международных условий, экономической и культурной самодостаточности. Кроме того, именно оборона сейчас наилучшим образом сочетает задачи обеспечения суверенитета с сохранением высоких темпов роста, достигнутых на эндогенной основе.

Необходимо вместе с тем отметить, что Китай за два десятилетия прошел по пути политических преобразований и создания эффективной бюрократии (важнейшего, по мнению М. Вебера, элемента современного, рационального и демократического государства) значительный путь. И достижения здесь ничуть не меньше, чем в модернизации экономики. Широкий плюрализм мнений в ходе обсуждения различных национальных проблем, политической экономии развития, а также изменений, происходящих в современном мире, - при сохранении достаточно стройной системы принятия решений и даже количественном сокращении бюрократии – позволяет этой стране и далее рассчитывать на быстрый прогресс внутри страны, а также укрепление своих международных позиций. Можно с уверенностью констатировать в целом удачное совмещение во внешней политике страны «статики» и «динамики», т.е. увязки задач обеспечения национального суверенитета с целями поддержки динамичного хозяйственного развития. Но еще важнее другое. Послевоенная политика КНР в отношении внешних воздействий из-за обостренного понимания национальной независимости постоянно строилась на идее вязкого сопротивления этим импульсам. Стихийно или целенаправленно Китай как бы отрицал (критиковал) зарубежный опыт и влияние - в том числе в силу значительных отличий хозяйства, истории и устройства государства от соседних, как правило, более открытых стран. В результате сам процесс модернизации и реформ часто выглядел как имитация, а его содержание оказывалось как бы противоположным, альтернативным, парадоксальным по отношению к привычным примерам. Не исключаем, что некоторые итоги двадцатилетней открытости (рост самообеспечения, например) оказались неожиданными и для самих китайцев, возможно, эта страна как бы невзначай вскрыла ряд новых тенденций в мировом развитии. Другой парадокс заключается в том, что, неизменно упирая на специфику страны, Пекин, возможно, нащупал более продуктивный и универсальный путь мирохозяйственного и внешнеполитического поведения для крупных и относительно отсталых стран в современную эпоху.

Заговор декабристов
Заговор декабристов - Наименование декабристов присвоено в рус. истории членам различных тайных обществ, которые образовались в России в царствование Александра I, с1816 г., и существование которых обнаружилось открытым восстанием в Петербурге 14-го декабря 1825 г. После преобразовательных намерений Александра I, продолжавшихся с больш ...

Белая революция
Установленная в Иране после переворота 1953 г. социально-политическая система исключала участие прогрессивной общественности в определении политического курса страны. Созданные без санкции властей политические и общественные организации подвергались преследованиям. Подобное положение существовало в течение всего последующего периода пра ...

Быт и обычаи царского двора до петровских преобразований. Бытовые картины из жизни семьи царя Алексея Михайловича
Петр был младшим сыном царя Алексея Михайловича. Царь Алексей был женат два раза: в первый раз на Марье Ильиничне Милославской (1648 — 1669), во второй — на Наталье Кирилловне Нарышкиной (с 1671 г.). От первого брака у него было 13 детей. Многие из них умерли еще при жизни отца, и из сыновей только Федор и Иван его пережили. Оба они был ...