Введение
Страница 1

Англия XIX века имела развитую экономику Империи, передовую форму правления, устойчивые демократические институты, активно формирующееся гражданское общество. Вместе с тем, Англия являла в наиболее явной форме невиданные доселе социальные проблемы и противоречия, смещение в условиях урбанизации многих традиционных ценностей и норм, являла новую мораль и культуру. Англия не только обогнала Россию в политическом развитии, но и принадлежала к другому, отличному от западноевропейского, культурному миру. Поэтому было бы полезно и интересно изучить взгляды русских эмигрантов, долгое время живших в Англии, находящихся между двумя мирами, на общественное и политическое устройство Англии, ее экономику и культуру.

Работа носит в том числе и источниковедческий характер, поскольку отклики русских эмигрантов на происходящее в Англии, их видение, понимание, оценки процессов, протекающих в Англии, могут служить источником как по истории Англии, так и по истории самой России.

Тема курсовой работы представляет исследовательский интерес еще и потому, что она недостаточно изучена в историографии. Единственная работа, посвященная этой проблеме – изданная в 1982 г. работа Н. А. Ерофеева «Туманный Альбион. Англия и англичане глазами русских. 1825 – 1853».[1] Однако, как следует из самого названия монографии, работа Н. А. Ерофеева посвящена лишь 28-летнему промежутку, а во-вторых, публицист-путешественник и эмигрант предлагают совершенно разные подходы, точки зрения, видения проблем.

Среди работ, посвященной данной проблематики, можно назвать еще дипломное сочинение Д. Н. Титова «Англия в зеркале русской публицистики 50-х – 60-х годов XIX в.».[2] К ней в полной мере относится все сказанное по отношению к работе Н. А. Ерофеева: сравнительно узкие хронологические рамки и не эмигрантская, а вся русская публицистика.

Этими двумя работами, в общем-то, и исчерпывается литература по изучаемой теме, поэтому все внимание пришлось сосредоточить на изучении источников.

После восстания декабристов появился первый русский политический изгнанник в Англии – Н. И. Тургенев: «В январе 1825 года я отправился в Лондон, и ничто не смущало моего спокойствия. Только в Эдинбурге я узнал, что я привлечен в качестве одного из обвиняемых к процессу, начавшемуся вслед за декабрьским восстанием. Через несколько дней после отсылки этой оправдательной записки ко мне явился с визитом секретарь русского посольства в Лондоне. Он прежде всего предъявил мне требование, с которым обращался ко мне от имени императора граф Нессельроде, – явиться в верховный суд в качестве обвиняемого в соучастии в восстании».[3] Н. И. Тургенев жил там между 1826 и 1833 г., но знал эту страну и раньше. Непосредственным впечатлениям посвящен очерк «В Англии» (1826 г.).[4]

А. И. Герцен открыл новую главу в истории англо-русских культурных связей, так как положил начало «Лондонской вольнице» – политической эмиграции, которая вела интенсивную идеологическую и культурную работу. Сначала он и не думал, что его «вольница» затянется так надолго: «Когда на рассвете 25 августа 1852 года я переходил по мокрой доске на английский берег и смотрел на его замарано-белые выступы, я был очень далек от мысли, что пройдут годы, прежде чем я покину меловые утесы его».[5]

В течение двенадцати лет с 1852 г. А. И. Герцен издавал журнал «Колокол», писал «Былое и думы», публиковал в английской печати статьи о русской литературе, в частности, об А. С. Пушкине и М. Ю. Лермонтове. В Лондоне его резиденция в Путни стала местом паломничества русских, приезжавших в Англию. «Мы были в моде», – писал Герцен о своей лондонской общине.

Герцен мечтал об усвоении его соотечественниками некоторых элементов западной цивилизации – таких как уважение прав личности, избавление от деспотизма государства. Однако, оказавшись в Европе, он увидел, что и там человек не свободен. Это, в частности, отразилось в его очерке «Трагедия за стаканом грога».[6]

В Англии Герцен познакомился со своим соотечественником В. С. Печериным, который по идейным соображения решил остаться на западе навсегда. Как понял его судьбу Герцен, Печерин не нашел своего истинного места в Европе, почувствовал себя «сирым», не сумел распорядиться своей свободой. В действительности, судя по письмам Печорина, у него были сложившиеся взгляды на характер процессов, происходивших в России под влиянием побеждавшей в ней капиталистической цивилизации, таких как обесценивание духовных ценностей, засилие стремления к материальному благосостоянию. Печерин осознавал свое призвание к духовной жизни и чувствовал себя лишним в России. В Ирландии он принял католичество и стал священником иезуитом.

Поэтому исследователю, занимающемуся изучением его очерков о Лондоне 1848 г.,[7] следует быть принимать во внимание религиозную позицию автора в оценке культурных реалий английсканского общества.

Страницы: 1 2

Издательство «Мектеп»
Издательству «Мектеп» недавно исполнилось четверть века. Если перевести этот срок на человеческий возраст, то получится довольно молодое издательство. Но если подсчитать, сколько оно выпустило за это время учебников, учебно-методической, педагогической и детской художественной литературы, то внушительная цифра тиражей более, чем с полдю ...

Идейная борьба и общественное движение в России во второй половине XIX в.
1861 год характеризовался резким обострением обстановки в деревне. Крестьяне, которым объявили Положение 19 февраля 1861 года, не верили, что это истинный царский закон, требуя земли. В отдельных случаях (как, например, в с. Бездна) дело доходило до десятитысячных собраний, заканчивавшихся применением войск и сотнями убитых. А.И. Герцен ...

Показания Г. Гольденберга от 6 мая 1880 г.
15-го января 1880 года я в одном своем показании заявил, что по убеждениям своим я социалист, но по своим взглядам на настоящее положение вещей, на те политические права, которыми пользуется русская социальная партия, и на то политическое положение, в котором находится все население России, я принадлежу к фракции "террористов" ...