Введение
Страница 1

Англия XIX века имела развитую экономику Империи, передовую форму правления, устойчивые демократические институты, активно формирующееся гражданское общество. Вместе с тем, Англия являла в наиболее явной форме невиданные доселе социальные проблемы и противоречия, смещение в условиях урбанизации многих традиционных ценностей и норм, являла новую мораль и культуру. Англия не только обогнала Россию в политическом развитии, но и принадлежала к другому, отличному от западноевропейского, культурному миру. Поэтому было бы полезно и интересно изучить взгляды русских эмигрантов, долгое время живших в Англии, находящихся между двумя мирами, на общественное и политическое устройство Англии, ее экономику и культуру.

Работа носит в том числе и источниковедческий характер, поскольку отклики русских эмигрантов на происходящее в Англии, их видение, понимание, оценки процессов, протекающих в Англии, могут служить источником как по истории Англии, так и по истории самой России.

Тема курсовой работы представляет исследовательский интерес еще и потому, что она недостаточно изучена в историографии. Единственная работа, посвященная этой проблеме – изданная в 1982 г. работа Н. А. Ерофеева «Туманный Альбион. Англия и англичане глазами русских. 1825 – 1853».[1] Однако, как следует из самого названия монографии, работа Н. А. Ерофеева посвящена лишь 28-летнему промежутку, а во-вторых, публицист-путешественник и эмигрант предлагают совершенно разные подходы, точки зрения, видения проблем.

Среди работ, посвященной данной проблематики, можно назвать еще дипломное сочинение Д. Н. Титова «Англия в зеркале русской публицистики 50-х – 60-х годов XIX в.».[2] К ней в полной мере относится все сказанное по отношению к работе Н. А. Ерофеева: сравнительно узкие хронологические рамки и не эмигрантская, а вся русская публицистика.

Этими двумя работами, в общем-то, и исчерпывается литература по изучаемой теме, поэтому все внимание пришлось сосредоточить на изучении источников.

После восстания декабристов появился первый русский политический изгнанник в Англии – Н. И. Тургенев: «В январе 1825 года я отправился в Лондон, и ничто не смущало моего спокойствия. Только в Эдинбурге я узнал, что я привлечен в качестве одного из обвиняемых к процессу, начавшемуся вслед за декабрьским восстанием. Через несколько дней после отсылки этой оправдательной записки ко мне явился с визитом секретарь русского посольства в Лондоне. Он прежде всего предъявил мне требование, с которым обращался ко мне от имени императора граф Нессельроде, – явиться в верховный суд в качестве обвиняемого в соучастии в восстании».[3] Н. И. Тургенев жил там между 1826 и 1833 г., но знал эту страну и раньше. Непосредственным впечатлениям посвящен очерк «В Англии» (1826 г.).[4]

А. И. Герцен открыл новую главу в истории англо-русских культурных связей, так как положил начало «Лондонской вольнице» – политической эмиграции, которая вела интенсивную идеологическую и культурную работу. Сначала он и не думал, что его «вольница» затянется так надолго: «Когда на рассвете 25 августа 1852 года я переходил по мокрой доске на английский берег и смотрел на его замарано-белые выступы, я был очень далек от мысли, что пройдут годы, прежде чем я покину меловые утесы его».[5]

В течение двенадцати лет с 1852 г. А. И. Герцен издавал журнал «Колокол», писал «Былое и думы», публиковал в английской печати статьи о русской литературе, в частности, об А. С. Пушкине и М. Ю. Лермонтове. В Лондоне его резиденция в Путни стала местом паломничества русских, приезжавших в Англию. «Мы были в моде», – писал Герцен о своей лондонской общине.

Герцен мечтал об усвоении его соотечественниками некоторых элементов западной цивилизации – таких как уважение прав личности, избавление от деспотизма государства. Однако, оказавшись в Европе, он увидел, что и там человек не свободен. Это, в частности, отразилось в его очерке «Трагедия за стаканом грога».[6]

В Англии Герцен познакомился со своим соотечественником В. С. Печериным, который по идейным соображения решил остаться на западе навсегда. Как понял его судьбу Герцен, Печерин не нашел своего истинного места в Европе, почувствовал себя «сирым», не сумел распорядиться своей свободой. В действительности, судя по письмам Печорина, у него были сложившиеся взгляды на характер процессов, происходивших в России под влиянием побеждавшей в ней капиталистической цивилизации, таких как обесценивание духовных ценностей, засилие стремления к материальному благосостоянию. Печерин осознавал свое призвание к духовной жизни и чувствовал себя лишним в России. В Ирландии он принял католичество и стал священником иезуитом.

Поэтому исследователю, занимающемуся изучением его очерков о Лондоне 1848 г.,[7] следует быть принимать во внимание религиозную позицию автора в оценке культурных реалий английсканского общества.

Страницы: 1 2

Третий Петр, (Емельян Иванович Пугачев)
В VXIII веке в России продолжали появляться самозванцы, принимавшие имена русских государей, наследников престола или членов царствующих династий. Многократно «оживали» царевич Алексей, сын Петра I, и рано умерший от оспы Петр II. Восемь раз «поднимался из гроба» Иван Антонович, младенцем низложенный Елизаветой Петровной и убитый страж ...

Становление Римской республики.
«В конце VI в. до н.э. с освобождением от этрусков формируется римская республика, просуществовавшая около пяти столетий.»[6] По преданию в 510 г. до н.э. в Риме была уничтожена власть царей и установлена республика с выборными должностными лицами – магистратами (из патрициев). Уничтожение в Риме царской власти, видимо, связано с освобо ...

Соперники дуговой свечи
В то время как Яблочков прокладывал дорогу своей свече, не имея ни серьезных технических помощников, ни досуга для детальной разработки ее и усовершенствования, Эдисон в Америке работал над лампой накаливания в спокойной обстановке, располагая средствами и значительной группой помощников. Имеются данные, что Эдисону были известны успехи ...