Экономика

Англия XIX века имела развитую экономику Империи. Это была богатейшая страна, в которой взгляд русского эмигранта восхищали и способ ведения сельского хозяйства, и промышленность.

На русские деревни с покосившимися избами совершенно не было похоже капиталистическое сельское хозяйство Англии: «По лугам, изрезанным рядами темных буков, высоких вязов и развесистых дубов, медленно бродят жирные, кудлатые, сонные овцы с большими оранжевыми таврами на руне. Задумчивые коровы, гладкие, крупные, с громадным выменем, стоят под ветлами на берегу ручьев»;[30] «Телята тоже преисполнены британским self-respect. Они чинно стоят у воды, вместо того, чтобы гарцевать по лугу, задрав хвост колом».[31]

Природа Англии связываась с ее высоким экономическим развитием: «Луга чередуются парками и нивами, на которых колосится высокий ячмень».[32]

В то же время русские эмигранты, в частности, Дионео, за глянцевой картинкой замечали и скрытые экономические реалии: «Всюду в этих местах жирные овцы вытеснили уже землепашцев».[33] Тот же Дионео отмечает, что заработная плата пастухов (15 – 16 шил. в неделю) выше того, что получают плугари (12 – 15 шил. в неделю).[34] Так что наблюдения о характере английского сельского хозяйства приводили к выводам о его капитализации и специализации, подчиненности нуждам промышленности: «Среди волнистой равнины, на берегу реки виден небольшой город с дымящимися высокими фабричными трубами. Всюду в этих местах жирные овцы вытеснили уже землепашцев».[35]

Экономика Англии, конечно, не могла не восхищать русских, даже порой вызывая зависть: «… ее финансовые ресурсы в полном порядке».[36] Традиционные для России сетования на дороги, являющиеся, по сути, одним из экономических показателей, в Англии превращались в восхищенно-завистливые апологии тем же дорогам, олицетворяющим тепеерь экономическое могущество: «Кони везут шарабан по великолепной дороге, мощеной асфальтом и перерезывающей все графство».[37]

Однако русские эмигранты, как уже говорилось, не идеализировали способы достижения экономического роста – ведь деньги Англии текли рекой и из колоний, и за счет той же «постыдной торговли опиумом с Китаем».[38]

В глаза русским эмигрантам бросался и набираюбщий силу атрибут капиталистического производства – назойливая реклама: «Среди полей видны столбы с наглыми, назойливыми, крикливыми и бесстыдными рекламами на них: «Пилюли от печени», «Красные пилюли для бледных людей», «Голубые пилюли от плохого освещения», «Пилюли, излечивающие все болезни».[39]

Таким образом, изучение источников показывает, что уже тогда проявились типичные черты рекламного бума, типичные информационные приемы: «Пилюли носят звучные названия неизвестного происхождения, которые должны действовать гипнотизирующим образом на публику»;[40] «Иные рекламы составлены в стихах; в других – в названии пилюль соблюдена аллитерация, т. е. повторяющиеся буквы во всех словах»;[41] «Все живое в Англии степенно и проникнуто чувством собственного достоинства; зато особенно крикливы и наглы рекламы».[42]

Таким образом, восхищение развитой экономикой Англии у русских эмигрантов было далеко от любования и идеализирования, они замечали и скрытые тенденции экономического развития Британии.

Теория стоимости
В теории стоимости Смит различал потребительную стоимость (полезность) и меновую стоимость. Первая позволяет непосредственно удовлетворять потребности человека, вторая дает возможность приобретать другие предметы. Эти виды стоимости не совпадают (алмаз имеет малую полезность и огромную меновую стоимость, а вода наоборот). Для экономики ...

Внутренняя и внешняя политика Реза-шаха
В 50-е годы стали временем, когда усилия мирового империализма были направлены на то, чтобы, укрепляя связывающие Иран с Западом политические и экономические узы, превратить его в своего послушного партнера и обеспечить западным монополиям свободную эксплуатацию Иранской нефти. Эта стратегия воплотилась в таких событиях и актах, как зак ...

Вторая четверть XV в.: феодальная война (1431-1453)
Распри, получившие название феодальной войны XV в., начались после смерти Василия I. К концу XIV в. в Московском княжестве образовалось несколько удельных владений, принадлежавших сыновьям Дмитрия Донского. Крупнейшим из них были Галицкое и Звенигородское, который получил младший брат Дмитрия Донского Юрий. Он же, по завещанию Дмитрия, ...