1996г. – «год согласия и примирения» (новый праздник – День примирения и согласия)
Страница 2

Исторические материалы » Исторический аспект введения нового государственного праздника в России » 1996г. – «год согласия и примирения» (новый праздник – День примирения и согласия)

Крах коммунизма, естественно, нарушил уже сложившийся мир: «красные» были объявлены во всем виноватыми, а «белые» - обладателями исторической правды. Особенно мощный идейный удар был нанесен по ЧК-КГБ и Ленину, и одновременно были сделаны попытки поднять на пьедестал фигуры Колчака и Деникина. КПСС была запрещена, коммунистическая идея и то, как она реализовывалась, были преданы анафеме. В России стали возрождать все, что было утрачено в революцию и гражданскую войну. Названия городов и улиц, герб, флаг, храмы, идеи и авторитеты были взяты из прошлого. Казалось, что в России с «красными» покончено навсегда и спустя 74 года «белая идея» взяла полный реванш. Естественно, в то время никто не говорил о примирении «белых» и «красных», от последних требовалась только полная и окончательная капитуляция.

Прошло несколько лет – и ситуация кардинально изменилась: коммунисты стали, и не без оснований, претендовать на власть в России. Что же касается «белых», то они просто исчезли с политической арены. Возьмем, к примеру, состав нынешней Государственной Думы: в ней 4 партийные фракции и 4 депутатские группы. Единственная более-менее антикоммунистическая – это «Яблоко», но и этот партийный фрукт скорее «зеленовато-розовый»: здесь сочетаются анархистские и социал-демократические цели и методы политической борьбы. Прочие же вообще трудно помещаются на оси «белые-красные».

Среди этих прочих ведущую роль играет «партия власти» - исполнительная власть в Кремле и регионах, связанная с нею политическая, финансовая и информационная элита. Ее-то уж никак «белой» не назовешь. Она в значительной степени состоит из прежней номенклатуры, антикоммунизм которой носит не идейный, а прагматический характер. Представители этой политической силы фактически никогда от своего коммунистического прошлого не открещивались, так же как и от Октябрьской революции. И хотя «красными» они себя не считают, но и в «белые» не записались.

Есть немало свидетельств того, что российское общество в основном уже нашло определенную форму компромисса между новым социальным строем и памятью о «проклятом прошлом». Сработали консервативные механизмы, и часть советской цивилизации осталась либо полностью нетронутой, либо слегка видоизмененной. Так, практически полностью прекратились переименования городов и улиц, сохранилась система высших наград и почетных званий. Например, словосочетания «Герой Советского Союза» или «народный артист СССР» произносятся с пиететом. Еще более наглядным свидетельством того, что форма исторического компромисса уже найдена чисто эмпирическим путем, является сохранение советских праздников: 23 февраля, 8 марта, 9 мая, день милиции, в который проходит главный концерт страны.

Строго говоря, отмечать День защитника Отечества в день, который был определен как дата рождения Красной Армии, - это вопиющая нелогичность. Получается, что страна, освободившаяся от тоталитаризма, празднует день основания одного из основных государственных институтов этого же тоталитаризма. Немногим лучше обстоит дело и с 8 марта, днем солидарности женщин-пролетарок. Но такова оказалась логика жизни – общество отвергло требование «разрушить все до основания» и сохранило часть своих традиций и привычек. Более того, на экранах центрального телевидения постоянно прокручиваются советские фильмы. Советская песня воспринимается настольгически: два года празднования Нового года проходило при полном господстве советской эстрады. Фактически, пусть и в слегка закамуфлированной форме, происходит частичная реабилитация советского периода истории.

Есть люди, которые в приведенных выше примерах видят атавизм, дефективность российского пути к демократии и свободе и требуют тотальной декоммунизации, искоренения всех следов и признаков, напоминающих о тоталитарном прошлом. Но, может быть, именно мало-мальски терпимое отношение к прошлому и отражает более высокую ступень развития народа, когда объективно необходимый радикализм перемен сочетается с нормальным консерватизмом? И весьма символично, что радикальные реформы начал Егор Гайдар, человек с фамилией, которая была одним из символов большевистского периода нашей истории.

Страницы: 1 2 

Общественно-политическая жизнь во второй половине 40-х – начале 80-х гг.
Советский народ после войны надеялся, что победа изменит к лучшему жизнь в стране. Все слои населения питали надежды на ограничение политического и идеологического контроля. В 1946–1948 гг высказывались предположения, способные вывести страну на путь демократизации: об ограничении срока пребывания на руководящих выборных должностях, про ...

Вопросы внешнеэкономических связей в теории А. Смита
Значительное внимание Смит уделяет внешнеэкономическим связям. Внешняя торговля так же построена на специализации и разделении труда, как и внутреннее производство. «Если какое-нибудь иностранное государство может доставить нам товары дешевле, чем если бы мы изготовили их дома, то, разумеется, было бы выгоднее для нас купить их за часть ...

Аграрный террор
Советские историки критиковали революционные террористические организации за то, что практика террора осуществлялась в отрыве от массового движения рабочих и крестьян. Но "аграрный" и "абричный" (или "промышленный") террор был построен как раз на участии широких слоев населения. Согласно общепринятой в оте ...