Предпосылки формирования средневековой философии
Страница 1

Средневековая мысль складывается как синтез двух традиций - "Афин" и "Иерусалима", из которых первая представляет собой именно философскую традицию, т.е. выросший на греческой почве культ созерцания - теории - как усмотрения сущностей (ответ на вопрос о сущности есть ответ на вопрос "Что это такое (есть)?"). Здесь-то и зарождается так называемая "созерцательная установка", преодоления которой чает постклассическая рациональность в лице того же Хайдеггера, например. Ведь спрашивая о чем-то "Что это?", мы тем самым отстраняемся от того, о чем спрашиваем, и указываем на него - "это". При этом "это" определяется как "что именно оно есть в своей сущности". Полная формула сущности - "Это (есть) то-то" (Аристотелевские первая и вторая сущность). Формула сущности это ФОРМА определения, "в которую НЕОБХОДИМО укладывается любая "речь о сущности" независимо от того, знает о ней говорящий или нет. А сосредоточение внимания именно на форме речи, на способах предикации сущего, - это тоже созерцательная установка (по отношению к речам). Обнаруживаемая таким образом необходимость характеризуется как необходимость логико-теоретическая, представляющая собой логику определения. "Логика" этой логики проста: мы можем определить "это" как "то-то", только если "это" тождественно самому себе, если А есть А. А есть А - это Аристотелев ум - перводвижитель, основание всякого определения и метафизическая граница физического. Более тщательная разработка этой логики, синтезирующая аристотелизм с платонизмом, дает известную неоплатоническую конструкцию - единое, ум/ душа, множество вещей, собственно, логику актуальной бесконечности, или схватывания умом совокупного целого сущего. При этом соответствующие логические ступени все более он-тологизируются, т.е. каждый высший уровень оказывается более "действительным" (бытийным, энергичным) в сравнении с низшими. Таков итог разработки античного "образа ума", или метафизика, преобразившаяся в онтотеологику.

Что же касается второй традиции - "Иерусалима", то это принципиально не философия, а традиция монотеистического креационизма, воплощенная в библейском повествовании, и ядром ее являются заповеди,/ отвечающие не на теоретический вопрос о сущности, но на сугубо практические вопросы - Как быть?. Что делать?. Как и всякая богооткровенная религия, она признает абсолютный авторитет своего "текста" - Священного Писания, истолкование которого и становится одной из главный форм мыслительной деятельности. Религия, как известно, это прежде всего РИТУАЛ,, священнодействие, т.е. опять же практика, а не теория. Вот почему в течение всего средневековья философия так и осталась служанкой богословия, при этом не нужно забывать, что и богословие тоже выступало слугой, охранителем ритуального священнодействия: оно отторгало как еретические его неправильные истолкования.

С самого начала (т.е. еще дохристианский) синтез "Афин" и "Иерусалима" был чем-то внутренне противоречивым. Когда победившее христианство стало изъясняться на философском языке своего времени, оно, с одной стороны, произвело онтологическую революцию, поставив во главу угла действие, а не созерцание: и творение мира и обращение (самопожертвование) человека к Богу и Бога к человеку суть поступки. Ведущей темой патристики оказывается, во-первых, свобода как источник зла (но несвободного обращения Богу не нужно), во-вторых, реабилитация тела и материи (материя сама по себе этически нейтральна). Однако, с другой стороны, оно пытается приспособить к своим нуждам традиционную онтотеологику - продукт созерцательной установки. Неоплатоническое "священноначалие" (иерархия) становится христианским, претерпевая кое-какие изменения.

Меж тем, античности хорошо была известна и отодвинутая ею на второй план "практическая" необходимость. Науки о действии и производстве были противопоставлены Аристотелем теоретическим дисциплинам именно как требующие (необходимо требующие) решений, поступков, коль скоро "сделанное и решенное - одно и то же". Тем не менее, ни патристика, ни тем более схоластика, отведя философии роль служанки, так и не сделали ее "философией поступка".

Страницы: 1 2

Военная реформа
По освобождении дворянства от обязанностей службы (1762 г.) воинская повинность легла всею тяжестью на низшие классы (богатые люди из городского класса имели легальную возможность от нее откупиться). Солдатская служба продолжалась 25 лет и была связана, помимо военных опасностей, с тягостями и невзгодами (включая непрерывную муштровку, ...

Восстановление прорванного фронта (7-15 октября)
Прорвав оборону наших войск, немцы стремились выйти на основные коммуникации, ведущие к Москве, с хода проскочить Можайскую линию обороны и ударами с севера и юга окружить Москву и овладеть ей. При этом немцы стремились не допустить создания Красной Армией нового фронта обороны на ближних подступах к Москве. Войска Западного и Брянского ...

Россия в 1990-е годы
В 1990 введены должности президента СССР (Горбачёв) и РСФСР (член «Демократической России» Ельцин). Сторонники сохранения прежней системы (вице-президент СССР Янаев, премьер-министр Павлов, мин обороны СССР Язов, Бакланов, Крючков, Павлов) попытались устроить переворот, ввели 19 августа 1991 в Москву войска и объявили чрезвычайное полож ...