Противодействие кавказцев иноземным вторжениям
Страница 5

Исторические материалы » Международные отношения Кавказского региона XVI–XVII вв. » Противодействие кавказцев иноземным вторжениям

Однако то, на что не решился Сефи I, показалось вполне выполнимым следующему иранскому шаху, Аббасу II (1642 — 1647). Опасаясь открыто конфликтовать с русским государством и желая стравить между собой горских властителей, т. е. заставлять одних из них воевать против других в его интересах, Аббас II начал с того, что стал вмешиваться во взаимоотношения княжеств Северо-Восточного Кавказа. Так, в 1645 году шах задумал вооруженным путем отстранить от власти кайтагского уцмия Рустам-хана, предпочитающего во внешней политике ориентироваться не на Иран, а на османов. Для этой цели в Кайтаг отправился специальный отряд иранских войск, разбитый тамкайтагским уцмием. Столкнувшись с таким непослушанием, Аббас II впал в неистовство и направил в Кайтаг карательную экспедицию, ворвавшуюся в уцмийство и учинившую там настоящий разгром. Рустам-хан был изгнан, а его место занял шахский ставленник Амир-хан Султан. Разумеется, шансы у Амир-хана Султана удержать Кайтаг под своей властью без иранского присутствия были невелики, Да иранцы и сами не собирались покидать уцмийство. Чтобы успешно управлять занятой территорией и использовать ее для дальнейшего продвижения, шах велел заложить в селении Башлы крепость.

Нападение на Кайтаг вынудило остальных дагестанских князей немедленно искать сильной защиты. Как и в прошлый раз, предоставить ее мог только русский царь, к которому большинство правителей и поспешило обратиться с верноподданническими заверениями и с просьбами о помощи. К примеру, эндереевский князь Казаналип так писал царю Алексею Михайловичу: «Яз с кызылбашским и с Крымом, и с турским не ссылаюсь, холоп ваш государев прямой. Да бью челом вам, великому государю: только учнут меня теснить кизылбашеня (т. е. иранцы), или иные наши недруги учнут на нас посягать, и вам бы, великому государю, велеть меня дать на помощь астраханских и терских ратных людей и Большому Ногаю помогать». Понимая, что гестанцы не устоят одни против шахской агрессии а также стремясь оказать на Иран определенное политическое давление, Москва перебросила на Терек значительный воинский контингент, после чего шах получил от царя ультимативное требование очистить Дагестан от иранского присутствия. Опасаясь открытого столкновения с Русским государством, Аббас II вынужден был вывести свои силы назад в Закавказье и отказаться и на этот раз от покорения Кавказа. Однако и теперь шах лишь отложил на время свои замыслы, вовсе не собираясь расстаться с мечтой о претворении их в жизнь.

Отход иранцев под русским давлением изрядно поднял и без того высокий авторитет русского царя, так что многие из князей выразили желание вступить в русское подданство, что потребовало от них некоторых дипломатических усилий. В конце концов большинство желающих с их землями было принято в российские пределы, что положительно сказалось и на безопасности жителей, и на обстановке в регионе. Не исключением стал и кайтагский уцмий Амир-хан Султан, которого иранский шах с боем посадил на уцмийство. Едва власть Ирана слегка пошатнулась, Амир-хан Султан обратился к терскому воеводе для передачи его предложения царю о том, что он, уцмий «будет под его царскою и шах Абасова величества рукою в опчем холопстве». Более того, хитрый владыка добавлял, что если шах не будет против, то он, Амир-хан, « .со всем своим владением ему, великому государю . под его Царскою высокую рукою вечном неотступном холопстве до смерти своей пребывать согласен». Понятно, что шах Аббас II был до глубины души возмущен двуличным поведением своего ставленника, на водворение на престол которого он затратил столько усилий. Желание дагестанцев укрыться под покровительством России лишь подстегнуло захватнические планы иранского правителя.

Новую кампанию по захвату Северного Кавказа иранцы развернули в 1651—1652 годах, когда после длительных приготовлений Аббас II направил крупный отряд своей армии для захвата Сунженского острога, что было равносильно началу войны с Россией. Во главе иранских сил стоял Хосров-хан Шемахинский, войска которого состояли из контингентов присланных из Дербента и Шемахи. Для усиления иранских войск в поход против русской военной базы были привлечены местные князья со своими людьми — все тот же уцмий Кайтага Амир-хан Султан, шамхал Сурхай и эндереевский князь Казаналип. Выступить дагестанских правителей вынудили угрозы со стороны иранской администрации, и они старались активно воевать. Возможно, именно пассивность местного ополчения стала причиной неудачи: Сунженский острог иранцы так и не взяли. Угнав принадлежавшие казакам стада (около 3000 лошадей, 500 верблюдов, 10000 коров и 15000 овец), шахские войска отступили в Дербент.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

1996г. – «год согласия и примирения» (новый праздник – День примирения и согласия)
а. Политическое обоснование нового праздника: «красные побелели, белые покраснели» [2] В канун 7 ноября 1996 года президент своим указом объявил «год согласия и примирения». Сама дата – день победы большевиков в России – говорит о том, что по сути российский президент сказал: «красным» и «белым» пора помириться. А может, и правда пора? ...

Екатерина I Алексеевна – Императрица Всероссийская. Путь на престол
После смерти Петра I , который не успел назвать своего наследника, борьба за власть развернулась между двумя группировками: старой и новой аристократией. Старая аристократия хотели видеть на престоле внука Петра I – Петра II, десятилетнего сына царевича Алексея. Новая аристократия (бывшие сподвижники Петра I, выдвинувшиеся при нем к вер ...

Святослав Всеволодович – 1246-1247 гг. и Михаил – 1247-1248 гг
Святослав Всеволодович, как и ожидалось, наследовал великокняжеский престол, но уже на следующий год после получения великокняжеского престола Святослав был изгнан, но не своим младшим братом Иваном (судьба которого после того, как он в 1245 г. отправился в Золотую орду, неизвестна) и не старшим сыном Ярослава Александром, а вторым по с ...