Экономика
Страница 2

После публикации книги А. Бергсона, сыгравшей роль своего рода "оплодотворителя", в западной науке четверть века господствовали сходные оптимистические оценки советских успехов; им вторил и их акцентировал такой блестящий ученый, как В. Леонтьев, их же популяризировал Д. К. Гелбрейт. Столь высокое мнение о советских достижениях повлияло и на оценки ЦРУ США, где оно, конечно, рассматривалось как мерило советской угрозы. Так, к 1970 г. стало общепризнанным и бесспорным, что советский ВНП составляет около 60% американского.

Однако, как и в предшествующие годы, раздавались несогласные голоса. Они исходили в основном от бывших советских граждан, которые, несмотря на отсутствие методологического лоска, обладали непосредственным опытом жизни в советской системе периода брежневского "развитого" или "реального" социализма. Наиболее заметен среди них был И. Бирман. Одним из его главных аргументов было то, что американское академическое сообщество и ЦРУ не приняли во внимание не только ненадежность советской статистики, но и, что даже более важно, низкое качество всего советского национального продукта.

Затем, в конце 1980-х гг., когда гласность дала советским экономистам и журналистам свободу высказывания, пессимистический, или точнее реалистический, вердикт Бирмана полностью подтвердился. Н. Шмелев, Г. Попов, В. Селюнин, Г. Ханин, Л. Пияшева, М. Бергер, а впоследствии Г. Явлинский и Е. Гайдар в своих высказываниях предложили нам портрет советской экономики, полностью соответствовавший взглядам Бирмана, Ясного и, конечно, ван Мизеса, в книге которого не присутствовала ни одна цифра, и не было ни слова о ВНП. Наконец, эта методологическая "смута" получила международное признание на конференции по советской "лжестатистике", проводившейся в апреле 1990 г. в Эйрли Хауз под эгидой Американского института предпринимательства с участием как советских, так и западных специалистов. В результате этой "демистификации" стало очевидным, что нам просто неизвестны масштабы советской экономики или ее ВНП, какой бы период мы ни взяли. А с крушением перестройки в 1991 г. стало также ясно, что социализм был одним из главных экономических бедствий XX в.

Какой же была истинная природа советской системы производства, или "народного хозяйства", как ее именуют в России? Самым подходящим был бы термин милитаризированная экономика, так как прототип командно-политической экономики впервые появился во время Первой мировой войны. Действительно, в Германии генерал Э. фон Людендорф, используя организационные таланты В. Ратенау, построил систему, названную "Kriegssozialismus" ("военный социализм"), которая, по его мнению, являлась лишь экономическим компонентом "der totale Krieg" ("тотальной войны"). Но для Ленина эта война была "империалистической", продуктом "высшей стадии капитализма". Война должна была закончиться социалистической революцией, и тогда милитаризированная экономика Людендорфа логически стала бы прародительницей новой "социалистической" экономики.

В 1920 г. в конце Гражданской войны в России Троцкий также логически доказывал, что "милитаризация труда" есть средство строительства социализма в мирное время. Соответственно, и во время частичного отступления к рынку при нэпе государственный, или социалистический сектор - тяжелая индустрия и финансирование - по-прежнему назывался "командными высотами". Наконец, когда Сталин прекратил это отступление в 1929 г. и ринулся в "построение социализма", вылившееся в выполненную за четыре года пятилетку, он совершил задуманное, создав ряд "фронтов" - промышленный, сельскохозяйственный и культурный, действуя под лозунгом "нет таких крепостей, которых не смогли бы взять большевики".

Позже, когда Гитлер вернул Сталину давний комплимент Ленина в адрес Людендорфа, проведя социализацию немецкой экономики в ходе осуществления своего четырехлетнего плана, германские эмигранты, бежавшие из национал-социалистического государства-левиафана, назвали политику Гитлера Befehlswirtschaft ("командная экономика"). В последующие 20 с лишним лет этот удачный термин был противопоставлен на Западе вводящему в заблуждение псевдорациональному официальному понятию "план". В период гласности немецкий термин вернулся на землю Ленина как "командно-административная система" -терминологическая инновация демократов, пришедших к власти в Москве и приступивших к замене этой системы подлинно экономическими институтами, такими, как рынок и частная собственность, каждый из которых нуждается в торжестве закона.

Страницы: 1 2 3

Крупнейшие земские соборы
В 16 веке в России возник принципиально новый орган государственного управления — Зем­ский собор. Ключевский В. О. так писал о соборах [3]: «политический орган, который возник в тесной связи с местными учреждениями XVI в. и в котором центральное правительство встречалось с представителями местных обществ». [6] Земский собор 1549 г. Да ...

Огузы исторических материалов. Этимология
Название "Огуз " можно отнести к ранним временам. Упоминание о государстве Огузов встречается у арабского историка и географа Аль-Якуби, он называл Огузов «царями». В китайских источниках относительно 2-го в. до н.э. упоминается племя О-кут (тогда еще не существовало названия "тюрк"). Это китайский вариант названия п ...

Антикризисные программы
Летом 1990 г. Верховный Совет СССР принял постановление «О концепции перехода к регулируемой рыночной экономике». Вслед за тем несколько групп видных эконо­мистов и хозяйственников разработали проекты программ, получив­ших название антикризисных. Эти программы представляли собой альтернативные планы перехода к рыночной экономике. Автора ...