«Всемирный» характер исторического охвата хронографов

Исторические материалы » Особенности хронографов XVI-XVII веков » «Всемирный» характер исторического охвата хронографов

Е. Г. Водолазкин заостряет внимание на том, что различия между хронографией и летописанием как двумя типами исторического повествования в древнерусской литературе носят принципиальный характер, они соответствуют двум разным типам истории - всемирной и национальной.

Хронографические сочинения были посвящены описанию всемирной истории, летописные - национальной, причем изложение русской истории начиналось там, где оканчивалось изложение истории всемирной. Но, как доказывается в исследовании, различие в материале и времени сочеталось с единством в отношении к материалу. Е. Г. Водолазкин приводит многочисленные примеры концептуального влияния хронографического типа историографии на летописный. Анализ летописных статей Повести временных лет показывает, что общими как для хронографического, так и для летописного типа повествования были принципы оценки событий и цели их изложения. Отношение хронографов и летописей к таким явлениям, как прорицания и знамения, исследователь рассматривает в контексте легализации языческой русской истории и приходит к выводу, что связь со всемирной историей русских историографических сочинений была типологической, а не генетической, для русских летописцев всемирная история представлялась "в качестве зеркала, где русская история видела отражение своих собственных событий".[6]

В русской историографии национальная и всемирная история еще не включались в единые пространственно-временные связи, отношения между ними были по преимуществу вневременными. Путь осмысления всемирной истории русскими книжниками Е. Г. Водолазкин обобщает в образной формуле "от тождества - к единству", считая, что идея преемственности - явление более позднего времени и другого культурно-исторического контекста. На фоне многовековой разъединенности двух типов повествования и двух жанров теряет остроту проблема генезиса жанра летописи.

Рассмотрение целей историографических сочинений приводит автора к проблеме политической ангажированности их составителей. Не отрывая летопись и хронограф от средневековой действительности, от политических страстей своего времени, их составители в большей степени, по выражению Д. С. Лихачева, "визионеры высших связей", в иерархии целей они отдают предпочтение не сиюминутному, а вечному. Политические события нередко под пером средневековых историографов становятся материалом для богословских рассуждений, и в то же время богословие используется ими для обоснования политических событий. Акцентируя же внимание только на прагматических, сиюминутных целях, мы упрощаем историософские воззрения летописцев.

К сходным выводам приходит Е. Г. Водолазкин, исследуя структуру хронографов и отношение хронистов к источникам. По его мнению, с течением времени хронографическая история начинает восприниматься "как одна большая притча, чей основной смысл располагался глубже событийного ряда".[7]

Одной из наиболее сложных проблем является понимание авторами русских хронографов смысла истории как целого. Исследователи обращают внимание на такие стороны этой проблемы, как роль пророчеств в представлениях об историческом процессе и отсутствие комментариев и изложения общей идеи относительно течения истории, функции вставных аисторических новелл (exempla) и функции чудесного. В связи с этим Е. Г. Водолазкин определяет основные черты ранней русской хронографии как "исторического повествования, не включающего русский материал, основанного на восприятии истории как механической совокупности событий, причины которых провиденциальны, а последовательность предсказана в пророчествах".[8]

Табель о рангах.
Роспись чинов 24 января 1722г, табель о рангах, вводила новую классификацию служащего люда. Все новые учрежденные должности - все с иностранными названиями, латинскими и немецкими, кроме весьма немногих, - выстроены по табели в три параллельных ряда: воинский, статский и придворный, с разделением каждого на 14 рангов, или классов. Анало ...

Бомбардировщик ТБ-7 и его модификации
Опыт, приобретенный Владимиром Михайловичем Петляковым в работе над самолетами ТБ-3, позволил ему в дальнейшем создать широко известную модификацию самолета ТБ-7 (АНТ-42) – Пе-8. Являясь с 1936 г. главным конструктором завода опытных конструкций, В.М. Петляков приступил к усовершенствованию самолета ТБ-7, в результате чего значительно у ...

Историография вопроса
Гуманистические и демократические настроения Тагора, несмотря на все барьеры, воздвигавшиеся и колониальными властями, и крайними, шовинистическими настроенными кругами в азиатских странах, делали его активным борцом за мир, демократию и гуманизм, говорится в книге Е. Бросалиной «О гуманизме драматургии Рабиндраната Тагора». В книге Б. ...