Галицко-Волынское княжество
Страница 2

В княжестве не прекращались межусобицы, поэтому к началу 14 ст. оно перестало быть единым. Объединил снова Галицию и Волынь внук Данилы Юрий I Львович (1301-1315). Его сыновья ориентировались на союз с Тевтонским орденом, чтобы противостоять натиску Литвы. В свою очередь, ордену они обещали помогать в борьбе с Золотой Ордой.

Силы Галицко-Волынского княжества ослаблялись враждой между боярством и княжеской властью. После трагической смерти сына Маковецкого князя, Болеслава, правившего под именем Юрий II, в апреле 1340 г. польско-венгерские отряды напали на Галицию, но боярин Детько обратился за помощью к монголам. Победив польскую армию, монголо-литовско-галицкие отряды вошли на территорию южной Польши. Однако в защиту польского короля Казимира III выступили войска из Венгрии, Богемии, Германии, Франции, Дании, поэтому бои продолжались до 1345 г. Добившись нейтралитета Золотой Орды и крестоносцев, Польша в августе-сентябре 1349 г. захватили Волынь и Галицию, вытеснив литовского князя Любарта. Некоторое время (1370-1387) Галицией владела Венгрия, а волынские земли надолго оказались в руках Литвы, позднее - Речи Посполитой, увеличившей свою территорию вдвое.

Страницы: 1 2 

Империя наступает
В области внешней политики Екатерина была достойной продолжательницей дела Петра Великого. Имперский взгляд изменил отношение ко вновь присоединённым народам и территориям. С созданием империи они теряли статус автономии и становились её провинциями. Международное положение Российской империи в момент вступления на престол Екатерины ...

Расцвет и кризис афинской демократии
Греческое рабовладельческое общество, создавшееся в революциях VII — VI вв., переживает в V в период своего наивысшего расцвета — экономического, политического, художественного. Расцвет этот неразрывно связан с последовавшим за греко-персидскими войнами возвышением Афин и развитием афинской демократии. Иония, передовая область предшест ...

Исторические портреты: Лжедмитрий I
Этот человек был и остается самым, пожалуй, знаменитым из всех, кто когда-либо возлагал на себя чужое имя. Среди десятков и сотен тех, чьи имена для нас начинаются с приставки лже–, ни один не может сравниться с ним ни в удаче, ни во славе. Никто и никогда из такого ничтожества не восходил на престол такого государства, причем с такой с ...