Торговля Московского государства со Средней Азией XVI-XVII вв.
Страница 7

Исторические материалы » Внешняя торговля России в X-XVII вв. » Торговля Московского государства со Средней Азией XVI-XVII вв.

В течение XVII века были известны две такие пристани на восточном побережьи Каспийского моря, Кабаклы и Караган, в прежней русской исторической литературе сливавшиеся в одну под более привычным названием Караганской, притом неверно помещаемую у мыса Тюп-Карагана. Между тем, как видно из статейного списка И.Д. Хохлова, в этой местности не было тогда никаких следов сколько-нибудь устроенного морского пристанища, и буса русского посланника оказалась там совершенно случайно; направляясь из Астрахани на Кабаклыкское пристанище, она была занесена сюда ветром и разбилась о высокий берег. На основании ряда ниже издаваемых документов, при сопоставлении их с подробными картами Каспийского побережья начала XIX века, становится возможным найти для каждого из обоих пунктов, строго их различая, особое географическое местоположение. Из них в грамотах и воеводских отписках того времени ранее упоминается Кабаклыкское пристанище, первое же указание на Караганскую пристань относится к 1633 г., когда в связи с обстоятельствами приезда в Московское государство бухарского купчины Хаджи-Ата-кули выяснилось, что он приехал в Астрахань именно с этой пристани. В дальнейшем оба эти пристанища одно на ряду с другим постоянно встречаются в документах вплоть до конца XVII века. Кроме этого, на основании явок астраханской таможни самого конца XVII века об отпуске за море русских и восточных купцов, можно получить сведения о каких то еще Седеевской и Назаровской пристанях. Просматривая карты полуостровов Мангышлака и Бузачи начала XIX века мы смогли сделать несколько интересных наблюдений: 1) точно установить местоположение и взаимное соотношение трех заливов Мангышлакского полуострова: Сарыташского, Мангышлакского и Кочакского, 2) заметить вблизи побережья одного из них Назаровское ущелье и 3) ясно представить себе все особенности береговой линии и внутреннего расположения отдельных частей на полуострове Бузачи [46,c.18].

Прикидывая эти географические факты к тем, которые доставляют ниже издаваемые материалы, кажется можно без большой ошибки разрешить поставленную перед собой задачу - найти более или менее точные пункты на восточном побережьи Каспийского моря для обоих интересующих нас пристанищ и в частности определить местоположение и так называемой Назаровской пристани, упоминаемой в документах настоящего издания впервые в 1687 г.

Для этого примем прежде всего во внимание некоторые прежние ранее еще опубликованные данные.

Так, из рассказа о возвращении посольств Григория Васильчикова из Персии (1588-1593 гг.), помещенного в "Памятник дипломатических и торговых сношений Московсковской Руси с Персией", мы узнаем, что занесенная ветром в залив Мертвый Култук в "Нижней Туркмении" и отправившаяся оттуда в южном направлении посольская буса имела в пути первую остановку опять у туркменского побережья на пристанище, точно не названном, но по всей видимости находившемся где то на побережьи полуострова Бузачи; по крайней мере из дальнейшего описания путешествия выясняется, что "от того места пошли х Карахани и все Караганские пристанища прошли, дал Бог, здорово", и, обойдя их, пришли к Волжской стороне, к Астрахани. В этом же документе находится и другое достойное внимания указание, что еще в XVI веке на Карагани, т.е. на Мангышлакском полуострове было три морских пристанища.

Попробуем теперь сопоставить с этими данными сведения, сообщаемые ниже приводимыми документами. Для этого будем исходить прежде всего из распросных речей вернувшихся в ноябре 1645 г. в Астрахань начальника государевой Караганской бусы астраханца Степана Бахмурова и других возвратившихся с ним лиц. Этот документ не оставляет никаких сомнений, что в то время существовали во всяком случае две пристани, причем Караганская была несомненно главная.

Вышедшая из Астрахани в сентябре 1645 г. с бухарскими, хивинскими и балхинскими послами и с определенной директивой на Караганское пристанище государева буса из-за неблагоприятной погоды простояла три недели против Уваринских горловин, уйдя в море совсем недалеко от города. Затем, изменив маршрут в связи, по-видимому, с общей неуверенностью в дальнейшем состоянии погоды, буса взяла направление на Кабаклы, но неудачно, так как попала на мель, с каковой ей удалось сняться только на пятый день; таким образом она прибыла наконец на Караганскую пристань на Сартыш, а "на Кабаклыцкое де пристанище за мелями ехать было им нельзя". [21]

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Кончина императора Мануила и тираническое правление Андроника
Тем временем Константинополь сделался театром ужаснейших событий, которые могли напомнить эпоху римского Тиберия. Жизненные силы, которые влили в одряхлевшую империю три великих Комнена, иссякли со смертью императора Мануила, последовавшей 24 сентября 1180 года. При кончине этого достойного удивления государя его восхвалитель Евстафий м ...

Город под властью сеньора
Каково бы ни было происхождение города, он был городом феодальным. Во главе его стоял феодальный сеньор, не земле которого он был расположен, поэтому город должен был подчиняться сеньору. Большинство горожан первоначально составляли несвободные министериалы (служилые люди сеньора), крестьяне, издавна жившие на этом месте, иногда бежавши ...

Назначение наследника престола
Уже в первые дни после гвардейского переворота, еще только вступив на престол, Елизавета поставила задачу закрепить престол за наследниками Петра I, чтобы тем самым преградить путь на трон наследникам своего дяди Ивана V. Поэтому она сразу же назвала своим наследником сына своей старшей сестры Анны, единственного оставшегося внука Петра ...