Торговля Московского государства со Средней Азией XVI-XVII вв.
Страница 7

Исторические материалы » Внешняя торговля России в X-XVII вв. » Торговля Московского государства со Средней Азией XVI-XVII вв.

В течение XVII века были известны две такие пристани на восточном побережьи Каспийского моря, Кабаклы и Караган, в прежней русской исторической литературе сливавшиеся в одну под более привычным названием Караганской, притом неверно помещаемую у мыса Тюп-Карагана. Между тем, как видно из статейного списка И.Д. Хохлова, в этой местности не было тогда никаких следов сколько-нибудь устроенного морского пристанища, и буса русского посланника оказалась там совершенно случайно; направляясь из Астрахани на Кабаклыкское пристанище, она была занесена сюда ветром и разбилась о высокий берег. На основании ряда ниже издаваемых документов, при сопоставлении их с подробными картами Каспийского побережья начала XIX века, становится возможным найти для каждого из обоих пунктов, строго их различая, особое географическое местоположение. Из них в грамотах и воеводских отписках того времени ранее упоминается Кабаклыкское пристанище, первое же указание на Караганскую пристань относится к 1633 г., когда в связи с обстоятельствами приезда в Московское государство бухарского купчины Хаджи-Ата-кули выяснилось, что он приехал в Астрахань именно с этой пристани. В дальнейшем оба эти пристанища одно на ряду с другим постоянно встречаются в документах вплоть до конца XVII века. Кроме этого, на основании явок астраханской таможни самого конца XVII века об отпуске за море русских и восточных купцов, можно получить сведения о каких то еще Седеевской и Назаровской пристанях. Просматривая карты полуостровов Мангышлака и Бузачи начала XIX века мы смогли сделать несколько интересных наблюдений: 1) точно установить местоположение и взаимное соотношение трех заливов Мангышлакского полуострова: Сарыташского, Мангышлакского и Кочакского, 2) заметить вблизи побережья одного из них Назаровское ущелье и 3) ясно представить себе все особенности береговой линии и внутреннего расположения отдельных частей на полуострове Бузачи [46,c.18].

Прикидывая эти географические факты к тем, которые доставляют ниже издаваемые материалы, кажется можно без большой ошибки разрешить поставленную перед собой задачу - найти более или менее точные пункты на восточном побережьи Каспийского моря для обоих интересующих нас пристанищ и в частности определить местоположение и так называемой Назаровской пристани, упоминаемой в документах настоящего издания впервые в 1687 г.

Для этого примем прежде всего во внимание некоторые прежние ранее еще опубликованные данные.

Так, из рассказа о возвращении посольств Григория Васильчикова из Персии (1588-1593 гг.), помещенного в "Памятник дипломатических и торговых сношений Московсковской Руси с Персией", мы узнаем, что занесенная ветром в залив Мертвый Култук в "Нижней Туркмении" и отправившаяся оттуда в южном направлении посольская буса имела в пути первую остановку опять у туркменского побережья на пристанище, точно не названном, но по всей видимости находившемся где то на побережьи полуострова Бузачи; по крайней мере из дальнейшего описания путешествия выясняется, что "от того места пошли х Карахани и все Караганские пристанища прошли, дал Бог, здорово", и, обойдя их, пришли к Волжской стороне, к Астрахани. В этом же документе находится и другое достойное внимания указание, что еще в XVI веке на Карагани, т.е. на Мангышлакском полуострове было три морских пристанища.

Попробуем теперь сопоставить с этими данными сведения, сообщаемые ниже приводимыми документами. Для этого будем исходить прежде всего из распросных речей вернувшихся в ноябре 1645 г. в Астрахань начальника государевой Караганской бусы астраханца Степана Бахмурова и других возвратившихся с ним лиц. Этот документ не оставляет никаких сомнений, что в то время существовали во всяком случае две пристани, причем Караганская была несомненно главная.

Вышедшая из Астрахани в сентябре 1645 г. с бухарскими, хивинскими и балхинскими послами и с определенной директивой на Караганское пристанище государева буса из-за неблагоприятной погоды простояла три недели против Уваринских горловин, уйдя в море совсем недалеко от города. Затем, изменив маршрут в связи, по-видимому, с общей неуверенностью в дальнейшем состоянии погоды, буса взяла направление на Кабаклы, но неудачно, так как попала на мель, с каковой ей удалось сняться только на пятый день; таким образом она прибыла наконец на Караганскую пристань на Сартыш, а "на Кабаклыцкое де пристанище за мелями ехать было им нельзя". [21]

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Смена республики империей.
С увеличение рабства, недовольство в среде народов населявших римскую империю росло, и I в. до н.э. произошедшие войны неполноправных италиков против Рима и восстания рабов, наиболее известное восстание рабов под предводительством Спартака (74 – 71 гг. до н.э.), потрясли всю Италию. «Все завершилось установлением в Риме в 30 г. до н.э. ...

Культура, наука, просвещение после второй мировой войны
Война и оккупация нанесли большой урон польской культуре. Были разрушены более 5 тыс. школьных зданий, уничтожены полностью или частично многие институты, библиотеки, архивы, бесценные памятники архитектуры. Разграблению и уничтожению подверглись ценнейшие музейные и частные коллекции. В руинах лежали Варшава, Вроцлав, Гданьск и др. гор ...

Жизненный уровень населения в послевоенные годы. Идеологический контроль над сферами духовной жизни страны
Жизненный уровень населения характеризовали заработная плата и розничные цены на продукты питания и бытовые промышленные товары. После войны перед отменой карточной системы распределения розничные цены по сравнению с 1940 годом возросли в среднем в 3 раза: на продовольствие в 3,6 раза, на промышленные товары – в 2,2 раза. Заработная пла ...